Для анализа современного open source движения необходимо исходить из предпосылки — ничего не делается бесплатно и на чистом энтузиазме. Любой проект на чистом энтузиазме рано или поздно развалится или не получит должного развития. Более того, движимый амбициями автор (а он хочет нематериального вознаграждения — славы, признания, самовыражения — раз уж материального нет) обязательно сделает нечто страшное, не поддерживаемое, с излишним творчеством в коде и т.д. Есть исключения, когда авторы более адекватны. Но всё же — автора не сдерживают сроки, ТЗ, он свободный художник. А это чаще всего губительно в программировании. Лучше всего такого рода ooen source выходит в академической среде. Там рождаются настоящие шедевры open source. Это — то, что касается проектов, которые создаются на энтузиазме. А поговорить стоит об иных — о спонсируемых проектах. То есть, о большей части современного open source.

Возникает вопрос — раз эти проекты раздаются бесплатно и в исходных кодах, какую-то выгоду спонсоры имеют? Разумеется — если посмотреть на самих спонсоров. Это — крупные производители «железа» и компании, зарабатывающие на сервисах (как онлайн, так и на предоставлении услуги обслуживания ИТ инфраструктуры заказчика). То есть фирмы, чей доход, во-первых, не связан с областью программного обеспечения как такового, а во-вторых — они имеют хорошие механизмы защиты своего основного бизнеса и «утечка» ПО к конкурентам им ничем не грозит. И, заметим, эти фирмы обладают значительно более сильными механизмами для vendor lock in и давления на клиента. Если производители коммерческого софта вынуждены мириться с пиратством своего ПО, то производителей «железа» это не касается (исключая случаи обратной инженерии и промышленного шпионажа), как и поставщиков сервисов. И те и другие могут контролировать процесс воспроизводства и имитации своего товара (ПО можно скопировать или написать плохой, но работающий под конкретную задачу аналог, а вот процессор в домашних условиях не создать). Пока всё нормально? А теперь вспомним то, что творилось в ИТ в далёкие времена доминирования IBM. «Голубой гигант» торговал железом и услугами по конским ценам, привязывая намертво клиентов к себе. Вендор железа, кстати, в состоянии навязать и покупку сопутствующих товаров — достаточно иметь свои собственные стандарты аппаратных интерфейсов, шин, разъёмов, совместимости железа между собой. Вендор комплексных программно-аппаратных решений стремится к vendor lock in любой ценой. И в далёкие «тёмные века» ИТ у каждого вендора был свой процессор, своя память, своё всё, включая бумагу для принтеров (которую можно было использовать только с данной моделью принтера). Теперь посмотрим, кто же первым поддержал open source движение? IBM, Sun, Google. То есть поставщики сервисов и устройств. Кто же наиболее активно сейчас проталкивает open source Android? Samsung, Sony, HTC, Google. То есть поставщики сервисов и устройств. А это — самые противные ребята в индустрии. Над стремлением к «свободе» от IBM можно только посмеяться. Стремление Samsung к свободе тоже, мягко говоря, спорно. Они за свободу ровно до тех пор, пока эта свобода «крутится» на их железе. А теперь представим на минутку — вот вдруг наступил вендекапец и Microsoft больше нет. Совсем. Это похоронит рынок PC в том виде, в каком мы его знаем и на сцену снова выйдет древнее хтоническое зло — комплексные программно-аппаратные решения, когда-то побеждённые PC. Видим ли мы предпосылки к этому? Видим. Samsung имеет все компоненты для производства своих мобильных устройств, только их PC производится на базе компонент иных поставщиков (не считая экрана и корпуса). Рынок PC уникален тем, что на нём нет поставщика чего-то одного, единого решения. Компоненты PC производятся разными фирмами, есть (в связи с этим) единые хардварные и софтварные стандарты (диктуемые Intel и Microsoft). Но никто не контролирует и не может контролировать производство целиком и никоим образом не может привязать пользователя к своим решениям навечно. С ноутбуками, конечно всё немного хуже. Так. А при чём тут open source? При чём тут Microsoft? А вот при чём. В силу закрытости Microsoft Windows, вендоры железа не могут кастомизировать и допиливать операционную систему. Они вынуждены играть в совместимость и контур комплексного программно-аппаратного решения не замыкается! При большом желании вендор может контролировать всё железо, но не может контролировать софт. Именно это — продажа операционной системы в розницу — то, что совершил Билл Гейтс и за что навечно записан в пантеон славы ИТ. Это позволило персональному компьютеру стать доступным каждому, обеспечило честную конкуренцию между вендорами железа, привело к востребованности ИТ-шника как профессии. В случае слияния сервисов-железа-софта от одного вендора резко падает совокупное предложение рынка, резко падает необходимость в большом количестве профессионалов (централизованное предоставление ИТ как комплексной услуги), олигополизируется рынок, цены возрастают и диктуются не совокупным влиянием спроса и предложения, а только платёжеспособным спросом клиента. Останавливается эволюция и поставщики ИТ услуг начинают играть решающую роль в современной экономикие. К чему стремится рынок сейчас? К этому. Даже Microsoft становится из поставщика ОС поставщиком софта-сервиса-железа. Наступают тёмные времена, древнее хтоническое зло проснулось и жаждет крови. Кто виноват? Развитие open source при активной поддержке вендорами железа и сервисов сделало возможность возвращения комплексных программно-аппаратных решений не только теоритической, но и реализуемой в обозримой перспективе. Open source, Linux — это не победа энтузиастов-одиночек, не борьба за свободу. Это совместный проект вендоров железа, троянский конь, финансируемый и активно поддерживаемый PR ими же. В этом мире нет места второй сдерживающей силе, есть место только алчности железячников (которая легендарна и хорошо известна даже в сбалансированном мире PC). Включение Microsoft в эту игру на равных, как вендора сервисов-железа-софта — говорит очень обо многом. Это и вынужденный шаг вперёд для Microsoft и огромный шаг назад для всей индустрии. Индикатор точки невозврата. Microsoft это может и не поможет, но это уже не важно. Важно то, во что превращается индустрия в целом.

Реклама